воскресенье, 10 мая 2020 г.

"Мой Батюшка"

Георгий: “Умер архимандрит Амвросий (Юрасов), основатель и духовник Свято-Введенского монастыря в Иванове. Далее следует множественное перечисление заслуг и регалий – их действительно много накопилось за долгую деятельную жизнь. Так бывает у многих великих. Но глаза… Их – то куда спрячешь? Даже с фотографии глядят озорные с прищуром глаза 7-ми летнего ребенка!

Я первый раз познакомился с батюшкой и сестрами в самый беззаботный период своей жизни – бурной радости ей, с удовольствием принимая их в гостях у теплого моря Кипра. Даже тогда, хотя казалось, что ничто не сможет усилить эту буйную радость – он ее усилил и преобразил в другую – духовную.

В другой раз я уже сам приехал к нему и сестрам, но с бедой. Такой, от которой жизнь становится досадной помехой. Приехал даже не за помощью – просто посмотреть на него. Он сидел в гостиной с книжкой и переписал на бумажку фразу: «Вот – говорит – на тебе! Смотри как интересно - только что вычитал» (шутил он так иногда). Смотрю на бумажку – там «Молись за врагов твоих…» Ну конечно – только что вычитал… Это вместо всего. Вместо привета, как дела и прочей светсткой приличности. Нет, конечно, мы после поговорили, пообедали и даже сходили на экскурсию по постройкам, где я ни разу не был, но главное уже было сделано. Как говорят в опросниках уважаемых организаций: «Ваш вопрос был решен?»
Да, мой вопрос был решен. Причем решение этого вопроса подняло меня на недосягаемую высоту, как ветку, с которой упал снег. Ведь что по сути означает эта фраза «Молись за врагов своих»? Это же лекарство. Это горькая пилюля от тебя другого. А как это работает? А так. Враг же борет тебя, давит своей силой на твою силу и она кончается, если враг силен. А если ты не борешься, уступаешь, да еще с радостью и благословением оттого, что враг этот послан именно тебе для осознания как ты слаб? Тогда соскальзывает он с тебя как снег с наклонившейся ветки и падает. А ветка выпрямляется. И живет дальше несломленная.
А глаза батюшки? А теперь они лечат другую беду нашего мира – гаджетозависимость. Я установил фотографию на обои телефона и вот – когда я беру его, по делу или по инерции, озорной прищур напоминает мне, ну вы поняли…
Я не хочу молиться за батюшку. Не только потому, что не умею, скорее потому что не хочу себе и Господу врать. Что сказать? Спаси, Господи, раба твоего? От чего? Нет. Эти глаза сами спасали и продолжают спасать. Так что вот – моли Бога о нас, вечный архимандрит Амвросий!”

P.s. Конечно, молиться за батюшку надо, никто не без греха, только Господь Бог, 
но Георгий, как умел, в меру своей воцерковленности, рассказал о батюшке.