вторник, 9 мая 2017 г.

"Сейчас с улыбкой вспоминаю, а тогда ой, как страшно было..."

С тех пор прошло уже 72 года. С каждым годом ряды тех, кому мы обязаны нашей сегодняшней счастливой жизнью, становится все меньше. Герои-ветераны уходят, унося с собой воспоминания о событиях той страшной войны.
Среди насельниц Введенского женского монастыря тоже есть сестры, которые помнят те страшные годы. Схимонахине Евдокии (Микуле) этой весной исполнилось 99 лет. За свою жизнь матушка удостоилась пяти медалей, две из которых: «За оборону Москвы» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». Когда началась Великая Отечественная Война, матушке Евдокии было 23 года.

«Войну не ждали. Я так хорошо запомнила: в 4 часа утра полетели самолеты. Мы жили тогда в институтском общежитии - 6 человек девчонок, молодые были, неопытные, ничего не знали, все испугались.

Крыша, помню, была железная. Немцы бросают патроны с самолета, они прямо по крыше звенят, а мы же не понимаем, что это. Выбежали на улицу, а сторож увидел нас, кричит: «Что вы рот разеваете? Это ж пули! В лоб ударит – и готовы!» Сейчас с улыбкой вспоминаю, а тогда ой, как страшно было.

Помню, всей семьей молились. Не ляжем спать до тех пор, пока не прочитаем молитвы. Мой папа был грамотный, а мама помогала ему во всем. Ходили на поле, собирали прошлогоднюю картошку, делали из нее крахмал, готовили лепешки. В семье было 6 человек. Тогда абортов не делали – грех. Сколько будет детей – прокормим. Бог поможет.

Тогда храмы были закрыты, священников не было, требы совершать было негде, да и некому, так папа сам читал Псалтирь по покойникам, крестил маленьких ребяток. А однажды накануне Пасхи к нам в дом пришли комсомольцы: «А ну-ка, Демьян Михайлыч, собирайся, служить будешь». Папу забрали. Мама в голос прямо воет: «Расстреляют!» Но наутро Господь вернул кормильца в дом – оказалось, они закрыли папу в доме культуры, чтобы он пасхальную службу не читал, да народ не собирал. А он и там читал. Кругом дома народ собрался и слушали, молились.

Голод был - по 600 грамм давали хлеба. Бывало, сядем, да сразу с чаем скушаем – молодые девчонки – ничего больше не было поесть. Тяжелее всего – голод. Когда ты сыта, есть не хочешь, ты и работаешь, и работа спорится и мысли спокойные. Не дай Господи такое испытать! За то меня Господь Бог и хранил, что мы всегда молились и другим помогали.

Во время войны я работала в институте лекарственных растений. У меня был участок «масличные маки», ухаживала за ними, опыляла. Когда маки созревали, из семечек пекли лепешки. Такие вкусные лепешки! Такую лепешку возьмешь, сядешь на меже, на участке и кушаешь.

Бывало, выйдешь с участка – по дороге пленных солдат ведут. Я достала паек хлеба из-за пазухи и каждому даю по кусочку. Они благодарят, руки целуют: «Вы сами такие молодые». Масличные маки утоляют жажду – раздавала по головке мака. Жалко было солдат – голодные.

Помню, как пришла победа. Просыпаемся в 4 часа утра, объявляют: «Война окончилась».

Господи, Боже! Я бегом на крышу - дом в деревне низкий. Красную юбку по колено отрезала, кусок ткани и привязала к палке. Машу этим «флагом»: «Война кончилась! Война кончилась,» - кричу во весь голос.

Все пережили – Слава Богу. 99 лет - и все живу. Главное – терпение. Терпеть надо и хорошее, и плохое. Особенно, когда плохо бывает, не надо роптать, за все надо благодарить Господа. Значит, так нужно. Если будет терпение, будем хорошо жить. Все трудности пережили с молитвой.

Молитесь Богу, Матери Божией, чтобы Она вразумляла. Матерь Божия, святитель Николушка, все святые, молите Бога о нас грешных! Берегите друг друга, живите дружно, помогайте друг другу, чтобы не падали, а тех, кто упал, поднимайте.»

В этот праздничный день благочинная обители монахиня Кириена от имени всех сестер поздравила схимонахиню Евдокию, а также сестер и прихожан, которые пережили тяжелые военные годы.