воскресенье, 16 октября 2016 г.

О молитве Иисусовой, в сердце творимой. Из поучений преподобного старца Гавриила (Зырянова).

Великое дело – умная молитва. Хочешь ли узнать, как она необходима? – без нее никому нельзя спастись, потому что мы спасаемся не своею силой, а помощью Божиею, как учит Христос, говоря: без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5); и как свидетельствует апостол Его Павел, говоря о себе: вся могу о укрепляющем мя Иисусе (Фил. 4, 13). Помощь же подается от Христа только по молитве, как свидетельствует тот же Апостол, побуждая нас всякою молитвою и молением, прошением, благодарением молиться во всякое время духом (Еф. 6, 18). Хочешь ли узнать, как она чудна и честна? – Душа, занятая ею, подобна купине, виденной Моисеем на Хориве, или девственной утробе Богоматери, вместившей Бога воплощаема. В нее, как в утробу Богоматери, вселяется Бог, она, как некогда купина, пламенеет всегда огнем благодати и не сгорает. Об этом охватывающем душу огне говорил Христос: огня приидох воврещи на землю, и что хощу, аще уже возгореся (Лк. 12, 49). Это есть тот огонь совершенной любви и радости, которых просил Спаситель у Отца для Своих учеников, идя на страдание: пусть они имеют радость Мою исполненную в себе… пусть любовь, которою Ты Меня возлюбил, в них будет, и Я в них (Ин. 17, 21). Это есть само Царствие Божие, вселившееся в людях (Лк. 17, 21).



Познав такое великое благо умной молитвы, уподобимся, братия, евангельскому купцу и взыщем сего доброго бесера – сердечного призывания имени Иисусова. Изучим искусство делания и хранения мысленного рая и, подобно поселенным Богом в раю прародителям, начнем возделывать Царствие Небесное в сердцах наших.


Начало этого умного делания есть внимание, собранность мыслей в Боге. Святой Иоанн Лествичник так говорит об этом: сидя на высоте, наблюдай, если только умеешь, и тогда увидишь, как, когда и куда, сколько и какие тати приходят, чтобы войти и украсть твои грозди… Душа, утомившись, встает и молится, потом опять садится и мужественно принимается за прежнее делание (Св. Иоанн Лествичник. Слово 29 об умной молитве). Чтобы яснее тебе познать значение внимания для умной молитвы, возьмем другое сравнение. Сердце человеческое подобно лампаде; внимание, сосредоточенное в себе, подобно маслу, наполняющему ее. Когда в лампаде горит масло, от нее исходит свет и тепло; так и в душе, когда внимание занято молитвой Иисусовой, ощущается просветление, теплота, радость. И наоборот, подобно тому, как, если выгорит масло, остается одна только холодная мрачная, смердящая лампада; так и сердце, когда внимание удалится из него, и ум начнет блуждать по разным нечистым предметам, – делается холодным, мрачным, наполненным смердящим дымом греховных помыслов; благодатный огонь угасает, и молитва делается пред Богом мерзкой жертвой, подобной молитве братоубийцы Каина. Итак, если хочешь начать сие священное делание молитвы умной, прежде всего, сосредоточься вниманием, молись неисходно в сердце. Так молиться учит нас своим примером св. апостол Павел. Хочу, – говорит он, – пять слов умом моим глаголати, нежели тьмы слов языком (1 Кор. 14, 19). Так молиться заповедует и Христос, говоря: Ты, когда молишься, войди в клеть твою и, затворив двери твои, помолися Отцу твоему в тайне (Мф. 6, 6). Василий Великий: клеть – это сердце; затворить двери – значит сосредоточиться вниманием в сердце.


Второе условие для непрестанного делания молитвы Иисусовой – отражение греховных помыслов. Всеми силами души старайся не заниматься представляющимися тебе худыми помыслами. Не обманывайте себя, – говорит от этом апостол Павел, – ни воры, ни блудники, ни малакии, ни мужеложники, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые Царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 9-10), если не покаются и не оставят своего нечестия. И святой Иоанн Богослов учит: в Царствие Небесное не войдет ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи (Апок. 21, 27). Сознавая это, и пророк Давид молился: сердце чисто созижди во мне, Боже (Пс. 50, 9). Невозможно молиться, не очистивши наперед сердца от греховных помыслов и пожеланий. Ибо сердце – источник всей жизни человека, и когда оно нечисто, и помышления от него исходят злые (Мя. 15, 19), потому и Христос прямо заповедует: очисти прежде внутренность, чтобы чиста была и внешность (Мф. 23, 26). Если помыслы и пожелания греховные оскверняли сердце и делали его нечистым, то имя Господа Иисуса, произносимое с благоговением, помыслы о Нем, о Его заповедях и Царствии послужат оружием, с силою изгоняющим из сердца все греховные пожелания и не допускающим греху овладеть волей человека.


Зная такую силу молитвы против греха, святой Иоанн Златоуст умоляет христиан, говоря: молю вас, братие, не оставляйте никогда призывания Господа нашего Иисуса Христа, но при всяком занятии в страхе Божием непрестанно трисвятое имя Его произносите. И апостол Петр заповедал: Господа Бога святите в сердцах ваших (1 Петр. 3, 15). Кто освящает свое сердце именем Господним, у того все чувства бывают святы и для врагов спасения неприступны. У такого сердце делается исходищем живота (Притч. 4, 23), и из сердца такого человека истекут, по обещанию Господа, реки воды живой, т. е. мысли духовные, полные жизни и мира (Ин. 7, 38; Рим. 8, 6).


Чтобы достигнуть этой чистоты сердца и свободы его от греховных помыслов, необходимо иметь страх Божий, непритворное смирение, постоянное сокрушение сердечное, терпение во всем и молчание. Последнее особенно советуют святые Отцы, сами проходившие подвиг умной молитвы. По их словам, нет ничего возмутительнее многословия, или как они называют – языкоболия, – нет ничего зловреднее болтливого языка; ибо ничто так не расстраивает спокойствия души, как смех и многоглаголивые уста. Отсюда рождаются плотские скверные и суетливые помыслы, которые суть смерть для души, ибо покоряющиеся им не могут уже покоряться закону Божию (Рим. 8, 6-7). Поэтому благо душе того человека, который с пророком Давидом желает, чтобы не говорили уста его дел человеческих (Пс. 16, 4), который возлюбил сладость безмолвия, безмятежной жизни, чтобы предаваться внутренней непрестанной молитве. Многие святые Отцы приучали себя к молчанию и тем стяжали Духа Святого. Они всегда радовались, непрестанно в молитве благодаря за все Бога, сердца их были исполнены плодов духовных: любви, радости, мира, долготерпения, веры, милосердия, кротости, воздержания (Гал. 5, 22). Итак, молчание есть самый прямой путь, которым водворяется Царствие Божие в сердцах людей, кому являет Господь спасение Свое и благословляет людей Своих миром. Представьте теперь себе, братие, какое неизмеримое блаженство вкушает человек, соединившись чрез умную молитву с Господом. Как невеста Христова, как родной Ему, он в радости восклицает: уязвлен есмь аз любовию к Тебе (Песн. 2, 5), прильпе душа моя по Тебе, десница Твоя поддерживает меня Пс. 62, 9), и согреяся сердце мое, и в поучении моем возгорится огнь (Пс. 38, 4), возжада душа моя к Богу крепкому живому, когда приду и явлюся лицу Божию (Пс. 41, 3). Тогда понятным для него становится слово: никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым (1 Кор. 12, 3). Тогда он труды плодов (добродетелей) своих снесть (Пс. 127, 2). Всецело предавшись воле Божией, он с надеждой будет смотреть вперед, зная, что от Господа исправляются пути его (Притч. 4, 29), от Него он получит радость и спасение, в соединении с Ним найдет истинное успокоение. Его осеняет благодать Божия, внутри его – постоянно пламенеющий огонь любви Божией. Господь, по неложному обещанию Своему, пришел к нему со Отцом и сделал его жилищем для Себя (Ин. 14, 21-23). Водворилось внутри его Царствие Божие (Лк. 17, 21), правда, мир и радость во Святом Духе (Рим. 14, 17); Бог мира и его приобщил миру Своему. Одно воспоминание имени Божия делает то, что душа такая, забывая все земное, стремится любовью к Нему одному – Царю Небесному, погруженная в безмолвие и бесконечное славословие Господу Богу, она восходит от совершенства к совершенству, воскресает, оживляется, живет для Бога и наслаждается причастием жизни Его.


Не вдруг достигает этого блаженного состояния грешник, решившийся принять на себя подвиг молитвы. Впереди ему предстоит еще трудная борьба с собою и с миром. Дерево молитвы разрастается в душе постепенно, по мере ее очищения.


Море жизни, окружающее подвижника, – бурно; враг его спасения возбуждает против него полчища страстей, вздымает волны невзгод, грозит разбить его корабль искушениями. Когда тебя, брат, начинающего свой подвиг, окружат все эти опасности, и ты при виде их почувствуешь свое бессилие и беспомощность, тогда вспомни святых Апостолов, как они, застигнутые на море сильной бурей, взывали: Наставниче, Наставниче, спаси нас, погибаем (Лк. 8, 24). Взирай и ты на подвигоположника Христа и сердечно взывай: Наставниче, спаси, погибаю, и как тогда Он, встав, запретил ветру и волнению водному, так и к тебе придет и водворит в сердце твоем тишину велию. Ибо если и мы не отказываем в помощи утопающему, тем более Он не оставит без исполнения искренней молитвы.


Затворись же, брат, в клети сердца твоего, смиряй себя, помни, что место, на нем же ты стоишь, свято, ибо ты предстоишь Самому Богу. Непрестанно взывай в мыслях: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! Или когда начнут одолевать какие-либо страсти или помыслы: Сыне Божий, помози мне! Христе мой, помилуй мя! Твой есмь аз, сохрани мя, Господи! – и я верую, последует тебе Его помощь, все страсти твои замрут и греховные помыслы отпадут, как зажившие болячки. Постепенно, по мере омертвения в тебе греха, начнет пробиваться в твою душу благодатный огонь молитвы. Мало-помалу овладеет он твоим умом и приведет его в состояние тишины и внимания, потом начнет проникать в сердце, возбуждая его от сна смертного. Пройдет Дух Божий по всем изгибам его, отымет всякую греховную нечистоту, и ты, как бы вновь рожденный, встретишь начало обновленной жизни в слезах радости и умиления.


Если ты, брат, уразумел важность умного делания и, возжелав его, не знаешь, как его осуществить, – воспользуйся наставлениями опытных в этом деле старцев. Я приведу советы не древних, а ближайших к нам, живших в наше грешное время подвижников.


Священноинок Дорофей, российский подвижник, так учит о молитве Иисусовой: «Кто молится устами, а о душе небрежет и сердце не хранит (от греха), такой человек молится воздуху, а не Богу, и напрасно он трудится, потому что Бог внимает уму и усердию сердца, а не многоречию. Молиться должно от всего усердия своего, от души и ума, в сокрушении сердца со страхом Божиим, тогда умная молитва не допустит входить во внутренность сердца ни мечтанию, ни скверным помыслам. – Хочешь ли научиться деланию умной, сердечной молитвы, – продолжает угодник, – сначала должно тебе творить Иисусову молитву голосом, устно, вслух себе одному. Когда насытятся уста и чувства молитвой, произносимой гласно, тогда гласная молитва прекратится, и начнет она произноситься шепотом. Тогда умная и сердечная молитва будет самовластно и непрестанно действовать во всякое время, при всяком деле, на всяком месте, и сделается хвала Его во устах твоих, как хлеб небесный».


Саровский старец прп. Серафим советует: «Когда бы ты ни произносил имя Божие и молитву: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! – внимай себе, т.е. собирай ум и соединяй его с душою. Сначала день, два и более твори эту молитву одним умом раздельно, внимая каждому слову особо. Тогда Господь согреет сердце твое теплотою благодати Своея, и соединит тебя в един дух, тогда потечет эта молитва непрестанно, и всегда будет с тобою, будет наслаждать и питать тебя, тогда исполнятся на тебе слова Псалмопевца: Чашу спасения прииму, когда имя Господне призову.


И тогда, когда ты стоишь во храме при богослужении, занимайся молитвою Иисусовой; она удержит ум от скитания, ты сделаешься гораздо сосредоточеннее, глубже, гораздо лучше будешь внимать чтению и пению церковным и в то же время неприметным образом и постепенно обучишься умной молитве» (Наставление 6-е).


«Молчи, непрестанно молчи; помни всегда присутствие Бога и имя Его. Ни с кем не вступай в суетный и пустой разговор, но и остерегайся осуждать разговаривающих и смеющихся» (Наставление 32-е).


Когда ум и сердце трудом молитвы будут соединены воедино, тогда сердце согреется теплотой духовной, тогда воссияет душе свет Христов, и радость и мир исполнят всего внутреннего человека. Ничто бо есть лучше мира во Христе, – мира, в нем же разрушается всякая брань воздушных и земных духов. Сей мир, как некое бесценное сокровище, оставил Господь наш Иисус Христос ученикам Своим пред смертью, говоря: мир оставляю вам, мир Мой даю вам: да не смущается сердце ваше и да не устрашается (Ин. 14, 27).


Если чрез умную молитву этот мир Христов вселится в сердце твое, храни, брат, со всевозможным старанием сей драгоценный дар Божий. Мир Христов – это веяние Духа Святого – тонок, почти не заметен для нас грешных, и немедленно отступает от души, которая предается греху. Чтобы сохранить его, нужно избегать всякого гнева, ярости, осуждения других, ничего не желать себе из сущего, никого не возненавидеть, ни уничижать, отдалять от себя уныние, ибо, по слову премудрого, печаль многих уби, и нет в ней пользы (Сир. 30, 25).


Есть еще одно особенное искушение, в которое впадали многие неопытные подвижники, и которого нужно бояться тебе, брат, начавший подвиг умной молитвы. Многие, потрудившись над умным деланием, впадают в прелесть: считают себя праведниками, желают творить чудеса, пророчествовать, требуют от Бога, как некогда фарисеи, знамения с небес, искушающе Его (Мк. 8, 11). Бойся этого, брат, смотри, как бы свет, который в тебе, не оказался тьмою (Лк. 11, 35). Ведь каким бы ни был праведным человек, праведность эта не его, но от Бога, как говорит и апостол Павел: Благодатию есте спасени чрез веру; и сие не от вас – дар Божий, не от дел, да никтоже похвалится (Еф. 2, 8-9).


Потерявший мир Христов по собственной вине, лишается вместе с тем и благодатной молитвы. В душу его опять входят греховные страсти и начинают терзать ее, и бывает тому человеку последняя горше первых.


Береги же, брат, раз возжженный в тебе огонь благодати. Не ищи пресыщения; ибо когда ты пресытишься и упьешься, священный мир перестанет в тебе действовать, и грех опять возобладает тобою. Не позволяй себе никакой дерзости, ибо надолго прекратится в тебе действие мира. Не люби земного, не пристращайся к вещам и человеку, не ищи здесь правды и успокоения, ибо их ты не найдешь, а мир непременно отступит от тебя. Не услаждайся греховными блудными помыслами, ибо они будут терзать тебя, а мир душевный, как не терпящий никакого зловония греховного (особенно блудного и тщеславного), надолго, надолго, если не навсегда, оставит тебя.


Словами св. апостола Павла умоляю вас, братие, непрестанно молитеся (1 Фес. 5, 17) и удаляйтесь от худых и скверных дел, слов, помышлений, и тогда мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваша и помышления ваша о Христе Иисусе, и Бог любви и мира будет с вами. Аминь. (Флп. 4, 7; 2Кор. 13, 11).