воскресенье, 6 ноября 2016 г.

25 лет первому иноческому постригу во Введенской обители

Из монастырской летописи: "5 ноября 1991 года после Всенощного бдения в честь иконы “Всех скорбящих Радосте” Высокопреосвященнейший Владыка Амвросий совершил первый постриг в рясофор девяти сестер. Постригались послушницы Наталия Христенко, Пелагия Мацюк, Екатерина Егорова, Ирина Фандыра, Антонина Селещук, Надежда Коротова, Наталия Соколенко, Наталия Юрасова и Ирина Тарасенко.
Вспоминает инокиня Екатерина (ныне монахиня Евстолия):
“Выстроившись на середине храма, мы спели “Объятия Отча”. Владыка читал молитву, в которой благодарил Бога, что Он сохранил нас от соблазнов мира, просил, чтобы Господь соблюл чистыми до смерти, чтобы ниспослал благодать идти путем иночества. Потом каждая сестра с земным поклоном подходила к нему. “Раба Божия Ирина в знак отсечения своей воли и крайнего смирения постригает власы главы своея во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь”, — произносил Владыка. С пением “Господи, помилуй!” одевалась ряса, апостольник, камилавка и давались в руки четки с заповедью на всякий день и час призывать имя Божие.


Когда все было совершено, Архиепископ сказал слово в назидание новопостриженным, что главное и самое трудное дело инока — это отсечение своей воли и всецелое послушание духовному отцу и старшим, что жизнь инока — это правило, не только молитвенное, но и правило всей жизни как пример для окружающего мира".






Прошли годы. 6 из 9 сестер приняли мантийный постриг и несут послушания в обители и на подворьях; одна из сестер стала игуменией в другой епархии. 
Поздравляем наших сестер с памятной датой и приводим строки из письма одной из наших первых постриженниц: 

"Родные сестры и отцы! Конечно же благодарю Бога за то, что вы есть! Что мы все есть друг у друга! Это не всегда очевидно, но это реальность - и в сей жизни, и в будущей.

В течение всей жизни, а в последние годы особенно, земная жизнь мне представляется так. Мир - океан скорбей, страданий такой глубины, которая не всем постижима. А радость, красота (природы ли, или внешнего человека, или чьей-то души, или мысли) - все подлинно прекрасное - это лишь солнечные зайчики, скользящие по поверхности океана страданий. Чем более прекрасно и уникально то, чем душа восхищается, приходит в трепет и умиление, тем более это прекрасное хрупко, беззащитно, неудержимо здесь.

Но как же нам нужны эти солнечные зайчики! Хотя бы на миг поймать и подержать в ладони!
Ведь это - отблески Горнего мира, того вечного, единственно подлинного, чего не видел глаз, не слышало ухо и на сердце человеку не приходило, что уготовал Бог любящим Его! Это отблески той радости, которая не отымется в вечности!

Уповаю, что Бог, соединивший нас здесь, на земле плача, не разлучит и ТАМ, где все подлинно, истинно, неотъемлемо - по дару неизреченной Его Любви!"